• info@andrei-filippenko.ru

45 лет жидкостному дыханию. Наши грезы и свершения

45 лет жидкостному дыханию. Наши грезы и свершения

26.07.2007
Cанкт-Петербург

Когда в 1962 году «Ленфильм» выпустил «Человека-амфибию», мы, первоклассники, не раз выстаивали длинные очереди на него. Ох, как нам нравились песни Андрея Петрова, идеи доктора Сальватора и образ Ихтиандра! Мой отец, конструктор глубоководных аппаратов и бывший военный водолаз-спасатель, объяснил нам, что достоверно, а что «чистая фантастика» в том фильме. Однако мы, свидетели чуда полета Гагарина, верили – грезы станут реальностью!

Так и случилось с идеей «жидкостного дыхания». Ведь в том же 1962 году голландец Килстра, показал, что лабораторные мыши способны на глубине 70 метров длительно самостоятельно дышать при полном заполнении легких водно-солевым раствором, насыщенным кислородом. Учась в физматшколе новосибирском Академгородке, я узнал о проверке в барокамере и подтверждении опытов всего через пять лет после просмотра «кинофантастики». Наконец, спустя десять лет в 1 СПб ГМУ им. И.П.Павлова, мне – студенту медику показали, что единственным методом при некоторых  врожденных заболеваниях легких является их поочередное заполнение и промывание лечебным раствором. Именно такие больные стекались из всех республик в наш тогда Всесоюзный институт пульмонологии на улице Рентгена, 12.

Руководил институтом в эти, как теперь стало ясно, «золотые» годы, блестящий кардиохирург, гуру пульмонологии, профессор Н. В. Путов, который развивал разные научные направления. Предвидя успех дыхания перспективными (фторуглеродными) жидкостями, он в 1986 году создал лабораторию, руководителем которой назначил меня, тогда молодого к.м.н. (кстати, не члена КПСС, что иногда сказывалось). Новая лаборатория в содружестве с химиками-технологами ФНЦ «Прикладная химия» разработала сверхчистые «дыхательные жидкости» и они растворяли кислород на порядок больше, чем вода ~ 40% О2 в нормальных условиях. Затем, после многочисленных трудных поисков был достигнут «прорывной» результат на крупных, близких человеку лабораторных животных – собаках. Впервые в мире продолжительное (до 2-3 часов) самостоятельное «жидкостное дыхание». Это оказалось возможным в опровержение иностранных авторитетов по этой теме, настаивающих для собак исключительно на механической вентиляции с нередкими потом осложнениями. Наши подопытные дышали сами, долго и потом могли нормально жить, что радовало и директора института и всех допущенных к этой теме.

Эти до сих пор ошеломляющие для многих ученых результаты позволили тогда начать создание новой глубоководной технологии. В этапный для нас 1988 год комиссия из четырех членов Политбюро, заслушав отчет руководителя лаборатории, больше всего была довольна фильмом по успешным испытаниям эскизного варианта портативного аппарата. Учитывая сложность спасения подводников, было решено организовать для темы первое в нашем городе малое научно-техническое предприятие по разработке и испытанию аппаратов вентиляции флюорокарбоном (АВФ). В 1991 году намечались морские  испытания на волонтерах. Но возникла пауза…

В первое десятилетие новой России подводные лодки стояли у пирсов, спасать подводников не было нужды, а когда начались походы, то выяснилось, что и простых устройств нет. Где уж тут до нашей техники 21 века! Однако прогресс в «жидкостном дыхании»  был. Он был в Англии и США, где частичной жидкостной вентиляцией легких было спасено сотни новорожденных при патологических родах. Метод тогда стал угрожать монополии традиционных воздушно-газовых аппаратов вентиляции легких. Последние стали ускоренно совершенствоваться и, в итоге, усовершенствованные и, к сожалению, весьма дорогие, теперь меньше «рвут» легочную ткань. Все это миновало Россию, где и на обыкновенные лекарства в роддомах денег порой не было, а проценты детской смертности давно зашкаливали.

На тему «жидкостного дыхания» средства тоже не выделялись, научная работа велась «на энтузиазме». Пытаясь поддержать этот энтузиазм, облегчить восприятие важности идеи «жидкостного дыхания» волонтерами, мы решили предложить… песню. (Для настроя на дело).

В тексте о подводной аварии, написанном  мной 10-11 августа 2000 года, моряки задыхались, обгорали в пламени пожара и взрывов, затем отсеки подлодки неумолимо затапливала ледяная вода. Атомный реактор был остановлен, не сработали и боезаряды ядерных ракет, что дало шанс спасения уцелевшим. Последний боеспособный моряк должен был решиться задышать жидкостью из спасательного аппарата и всплыть из мрака глубины, чтобы донести правду о погибшей лодке. Композитор Андрей Петров, живший неподалеку от меня,  пообещал взглянуть на текст песни. Текст он получил 12 августа…

В этот день примерно так погибла АПЛ «Курск». Действующие военные водолазы-спасатели (бывшие сослуживцы), с которыми я обсуждал в августе песню, рекомендовали больше поэтических текстов об авариях подводных лодок не писать, даже психологически нужных…

Гибель всего экипажа АПЛ «Курск», потрясла многих, в том числе и зарубежных специалистов. Взгляды «аварийщиков» стали меняться. Теперь считают, что ждать корабли-спасатели, как правило, не имеет смысла. Надо сразу покидать «текущую» подлодку. Во многих странах приняты новые средства для самостоятельного всплытия из затонувших лодок. Они не гарантируют 100% безопасности для жизни, но все же дают морякам шанс спасения.

Сейчас будут новые волонтерские эксперименты, наблюдается всплеск интереса к жидкостному дыханию. Считают, что его можно использовать для безопасности глубоководной добычи нефти и газа при огромных глубинах Арктики, где наши ученые год назад гордо поставили флаг России. Вновь появились предложения о съемках фильма. Ведь в наших опытах на собаках удавалось провести всплытие не то что со 100 метров глубины, как в месте аварии АПЛ «Курск», а с 700 метров! Прорывной характер этих разработок был отмечен на Международных конференциях последних лет: «Human in Submarines 2004» в Швеции, «Safe 2007», в США, «SubSeaTECH 2007» в Санкт-Петербурге, наградой IMAREST (общества кораблестроителей  Великобритании) в 2007 году.

14 ноября на 7 Международной конференции «Пилотируемая космонавтика» в Звездном городке (под Москвой) в телеинтервью представителя Европейского космического агентства «жидкостное дыхание» было признано перспективным и для космонавтов. Более того, ведущие европейские ученые знают о приоритете российских работ в этой области. Автору этих строк так хотелось сказать об этом своему бывшему руководителю, однако именно в этот день  Николая Васильевича Путова не стало…

 

Andrei Filippenko, PhD

Оставьте свое сообщение

Перейти к верхней панели